В тени великого Яшина

В тени великого Яшина

„Соккер.ру“ рассказывает о замечательном вратаре Владимире Беляеве, который остался верен одному клубу в ущерб своей карьере.

Его называли тенью Льва Яшина. За двенадцать лет, проведённых в „Динамо“, Владимир Беляев сыграл чуть более восьмидесяти матчей. Мало, очень мало для такого вратаря. По свидетельствам очевидцев, это был бесстрашный, очень подвижный голкипер, игравший и надёжно, и красиво. В любом другом клубе Беляева ждала бы прекрасная карьера. Но Владимир Георгиевич предпочел остаться в „Динамо“ и страховать своего друга Льва Яшина. Двух вратарей связывала настоящая мужская дружба.

Они не были соперниками или конкурентами. Тут больше подходят слова друзья и напарники. Беляев был всегда готов прийти на помощь, если с Яшиным случалось что-то неладное. Будь то травмы, приступы язвы или травля, развязанная против Льва Ивановича в 1962 году. Владимир Георгиевич надевал перчатки, становился в ворота и играл безупречно. Так, что в сборную СССР вызывались сразу два динамовских вратаря – основной и его сменщик.

Почему же Беляев предпочёл остаться на вторых ролях и подменять Льва Ивановича, если тот был не здоров? Есть две причины. Во-первых, клубный патриотизм. Владимир Георгиевич хоть и не был воспитанником московского „Динамо“, считал себя и не без оснований трижды динамовцем. Начинал Беляев в „Динамо“ из своего родного города Нальчика, потом перебрался в „Динамо“ сталинградское, а оттуда путь лежал в Москву. Причина вторая состоит в том, что московское „Динамо“ не отпускало Владимира Георгиевича, при том, что недостатка в предложениях у него не было. Второго голкипера „бело-голубых“ хотели видеть у себя и „Спартак“, и ЦДСА, и „Торпедо“. Чтобы покинуть „Динамо“, нужно было демобилизоваться из МВД. Вряд ли Владимир Георгиевич был незаменимым кадром советской милиции, все упиралось в общество „Динамо“. Ключ к демобилизации находился в руках у Михаила Иосифовича Якушина, а тот ни в какую не хотел расставаться с Беляевым. Вот так огромный потенциал голкипера остался нереализованным. Сам Владимир Георгиевич вспоминал такую историю, которую слышал от Яшина. 

Во времена Сталина и Берии один футболист московского „Динамо“ решил перейти в „Спартак“. И вроде всё было оговорено. Он уже по этому поводу и вечеринку у себя дома устроил, на которой динамовцы и спартаковцы были вместе, хотя на поле – непримиримые соперники. А в разгар веселья – звонок в дверь. На пороге двое в штатском. „Мы, – говорят, – сотрудники НКВД. Знаем, знаем, что вы „Динамо“ наше покидаете. Ну, удачи, говорят, отдыхайте. Только есть последняя просьба от нашего ведомства, а вернее, приказ. Вы ведь все-таки офицер. Нужно отвезти секретный пакет в Читу, в гарнизон внутренних войск. Но раскрывать его ни в коем случае нельзя, пакет очень важный. Справитесь?“. В общем, несколько дней вёз он на поезде тот пакет, хранил как зеницу ока, во сне к груди прижимал. А когда начальник гарнизона его раскрыл, то поздравил футболиста с назначением командиром взвода вверенной ему части. Потом динамовец охранял зэков: оказывается, он сам вёз приказ о своем переводе во внутренние войска Забайкальского округа.

Однако Беляев провёл несколько товарищеских матчах за другие клубы. Тогда была распространена практика, — команда, выезжавшая в зарубежное турне, могла арендовать на короткий срок игроков из других коллективов. Вот и Беляев на время становился спартаковцем, торпедовцем, армейцем. С ЦДСА он совершил турне в Англию, где провёл серию матчей. В том числе и против „Челси“, после которого англичане восторгались игрой русского вратаря.

В юности Владимир выбирал между футболом и музыкой, он здорово играл на баяне. Редкое торжество обходилось без молодого баяниста. Родные советовали Беляеву получить музыкальное образование, но тот выбрал в футбол. В послевоенном Нальчике было непросто найти футбольный мяч, поэтому играли, чем попало. Даже бильярдными шарами, которые оставляли на теле огромные синяки. Зато после этих шаров испугать Владимира было невозможно.

В „Динамо“ молодой вратарь прибыл летом 1953 года. Некоторое время Владимир Георгиевич числился третьим-четвёртым вратарем – после Льва Яшина, Вальтера Саная и Леонида Лапшина. Но осенью Саная уже собрал вещи и уехал в Тбилиси. Пребывание Лапшина в коллективе было недолгим, он так и остался резервистом. На финальный матч Кубка СССР с куйбышевским „Зенитом“ тренер „бело-голубых“ Михаил Семичастный в последний момент внёс в заявку фамилию Беляева. В качестве запасного голкипера. При заполнении протокола вкралась ошибка, и Беляев в ней значился Беловым.

В начале второго тайма травму получил Лев Яшин. Продолжать встречу Лев Иванович не смог. Семичастному не оставалось ничего иного, как выпустить Белова (который на самом деле был Беляевым). Новичок отыграл превосходно и помог динамовцам сохранить победный счёт (1:0). Так Владимир Беляев в своем первом матче оказался причастен к выигрышу Кубка СССР. Более того Лев Яшин всегда говорил, что „тот Кубок выиграл не я, а Володя“.

Но следующего появления Беляева в воротах „Динамо“ пришлось ждать больше двух лет. Яшин здорово выступал в 1954 и 1955 годах. В пятьдесят шестом и пятьдесят седьмом Владимир Георгиевич выходил на поле чаще, а в 1958, когда Лев Иванович был прооперирован по поводу язвы желудка и долго восстанавливался, Беляев стал основным. Годом раньше Беляева его и позвали в сборную СССР.  На чемпионат мира 1958 года поехали сразу два вратаря московского „Динамо“ — Яшин и Беляев. Четыре матча Беляев отыграл отменно, а в пятом – с англичанами пропустил пять мячей. И хотя матч был товарищеским, поражение со счетом 0:5 повлекло за собой оргвыводы. Гавриил Качалин лишился поста главного тренера. Досталось и Беляеву, хотя ему в вину можно было поставить один гол из пяти. В сборную его больше не приглашали. Кроме того, в этой игре Владимир Георгиевич повредил мышцы спины. Поэтому приходилось пропускать матчи даже тогда, когда Яшин не мог играть.

В 1962 году, когда Яшин вернулся из Чили не в лучшем состоянии, Владимир пришел на помощь своему другу. Подменил в воротах и поддержал морально. А потом, когда Лев Иванович восстановился и морально, и физически, снова добровольно отошёл на вторые роли. В 1964 году Владимир Георгиевич завершил карьеру. Сменил несколько профессий, а потом взял да уехал на родину в Нальчик, где подготовил нескольких известных вратарей – Заура Хапова, Станислава Радтке, Хасанби Биджиева, Сергея Кращенко. 

В материале использованы выдержки из книги Олега Лыткина „Наши вратари“ и интервью Олега Лубана с Владимиром Беляевым „Дядя Володя из Нальчика“ МК в Кабардино-Балкарии.

Источник www.soccer.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *